Главная | Жилищные вопросы | 48 я налоговая какие районы

Межрайонная инспекция ФНС России №10 по Волгоградской области


Декан экономического факультета МГУ и член Экономического совета при президенте Александр Аузан считает, что назрела необходимость многих экономических реформ, но желающих их проводить, к сожалению, нет. В США почти все готово для новых санкций к России. Тем временем в России некоторые эксперты находят позитив в изоляции нашей страны. Вы видите в санкциях плюсы?

Плюсы в санкциях найти сложно. Но в любом событии, как известно, есть сторона, которую можно использовать. Когда мы держали курс на интеграцию с Западом, мы исходили из того, что нужно строить институты, соответствующие мировым стандартам. И здесь как раз большая проблема: Например, инструменты, которые должны служить для санации экономики, используются для рейдерских захватов. В условиях санкций можно создавать нестандартные институты, которые лучше приспособлены к условиям развития страны. Это не значит, что надо выбирать особый путь развития, который заведет страну в тупик.

Как показывает анализ, успешными являются такие институты, которые учитывают культурные ограничения и при этом снимают барьеры для развития. Это так называемые промежуточные институты, которые со временем позволяют перейти к стандартным институтам. Что представляют из себя такие промежуточные институты? В кредитной сфере это институты вроде строительных сберегательных касс, которые, например, существуют в Австрии, Чехии и других странах: Для России такого рода важным переходным институтом, на мой взгляд, могли бы стать селективные налоги, когда человек может голосовать налоговым рублем.

Сейчас мы отдаем государству в виде налогов 48 копеек с рубля. Она находится на уровне Северной Европы. То есть нагрузка одна из самых высоких. Но в отличие от Северной Европы в России налоговая нагрузка скрытая, которая действует как радиация. Человек отдает деньги, даже не догадываясь, что они идут не компании и не за услугу: Как можно на практике ввести селективные налоги? Сейчас по социальным налогам такая система работает в некоторых странах Европы.

В России такая система была бы нелишней. Как это может работать?

Ваше сообщение отправлено. Спасибо!

Что будет делать Минфин? Давайте решим, о каком налоге мы говорим. С моей точки зрения, селективными могут выступать два типа налогов. Во-первых, те, которые идут на местное развитие. Если мы говорим о налогообложении недвижимости, часть этого налога может направляться, скажем, на развитие дорожной, социальной инфраструктуры или какие-либо другие цели по выбору.

И схема будет примерно такой же, как Минфин это делал, когда еще была жива накопительная пенсионная система. То есть у вас есть вариант: Атеистов у нас в стране довольно много, поэтому их воля, на развитие чего экзистенциально важного они хотели бы потратить эти деньги. При нынешних культурных ограничениях россияне находятся в числе мировых лидеров по уровню избегания неопределенности: А по избеганию неопределенности мы вообще практически первые в мире.

В этих странах люди боятся будущего. У нас к тому же низкая договороспособность. Есть, правда, страны, которые по готовности договариваться находятся ниже России например, Латвия или Эстония. В этих условиях люди являются пессимистами: И они не склонны давать деньги на инвестиции. Никакие фондовые рынки и венчурные компании в таких условиях не работают. В принципе не работают? Объемы венчурного рынка в России в 26 раз меньше, чем в Израиле, который в 20 раз меньше, чем Россия.

Может быть легче все выстроить, когда страна меньше. Да, но это не главный аргумент: В наших условиях венчурный рынок не работает. Кое-как работает рынок облигаций. А что люди делают с деньгами? В лучшем случае кладут в государственный банк и ждут дохода от депозита. Все предпочитают доход от депозита, поскольку реальная экономика дает меньше, чем депозитные вложения. Поэтому ее надо куда-то сдвигать. Можем ли мы ее сдвинуть в развитие фондового рынка?

Поэтому я и говорю, что налоги такого рода — это нечто вроде пилотной инвестиции. Но при этом появляется выбор. Это означает, что мы снижаем неопределенность будущего: И это то, что мы можем сделать сейчас, в условиях давления мирового стандарта это делается гораздо хуже. Некоторые институты, в том числе политические, требуют предварительных условий.

48 я налоговая какие районы мог только

Но на этот счет идет спор. Я задал ему вопрос: Потому что Германия — это крупнейшее опровержение вашей теории. Веймарская республика была демократической, там были инклюзивные политические институты. А что после этого случилось?

Время работы:

Вот я об этом и говорю! Прежде чем пытаться строить демократию, из которой должна появиться современная инновационная экономика, надо понимать, что для этого нужны определенные культурные условия, на которые тоже можно влиять.

48 я налоговая какие районы знаю, когда

Есть работы экономистов, которые говорят о том, что демократия приносит положительные экономические эффекты тогда, когда есть две главных предпосылки: А если их нет, то произойдет так, как в Египте после свержения президента Хосни Мубарака. Заметьте, политика там сделала круг: В России в е годы демократизация принесла спорные экономические результаты, то же самое случилось на Украине. При этом мы понимаем, что наиболее развитые страны являются демократическими.

Поэтому и возникает вопрос: Когда есть эти две предпосылки, утверждают теоретики. Как вы считаете, в России сильная бюрократия? Она должна быть сильной не только в смысле захвата бизнесов. Она должна быть сильной в плане грамотности и гибкости. У нас бюрократия не является слабой.

Удивительно, но факт! Я могу привести пример, когда институциональный уровень развития СССР был гораздо более высоким, чем нынешний. Кто должен проводить реформу?

Посмотрите, например, что сейчас делают в Казахстане. С 1 января года часть территории Астаны становится международным финансовым центром, который будет зоной действия англосаксонского права благодаря конституционному закону. По сути, они строят Гонконг. Но у нас крупный бизнес раньше предпочитал подавать в суд в Лондоне, а не в Гонконге. Но только решение не было сюда импортировано, потому что главная проблема — это исполнение решений не по акциям, а по реальным материальным активам. Поэтому один из вариантов развития независимой судебной системы — это создание таких анклавов.

И когда мне говорят, что мы тоже так хотели, я отвечаю: Конечно, это не всеобщий независимый суд, который будет защищать бизнесменов от посадки, но это арбитраж, которому можно доверить решение споров, не в Лондоне. Получается, нужно принимать поправки в Конституцию. Но для начала надо попробовать, как говорится, покататься на велосипеде соседа. Надо посмотреть, как это будет работать в Казахстане. То есть нужно дождаться года? Есть другой путь, предлагаемый некоторыми разработчиками.

Они говорят, что независимый суд нужно создавать не путем революции, а с помощью многочисленных поправок и изменения в деятельности кадровой комиссии при администрации президента: Ведь нынешний порядок предполагает, что в каждом случае перевод должен проходить кадровую комиссию администрации президента. Кто должен проводить реформу? Есть такие инициативы в правовом управлении президента? Вы как член Экономического совета при президенте должны знать.

Вы же не задали мне вопрос, зачем стране нужны сильные институты. Они же быстрого экономического роста не дают. Сильные институты заведуют не ростом, а падением: Именно так выглядит траектория успешного экономического роста. Страны с плохими институтами так не растут. Китай катастрофически падал на протяжении ста лет — со времен восстания боксеров гражданские войны почти непрерывно продолжались до года.

Читайте также:

  • Выдан заем реализатору на обзаведение домашним хозяйством проводки
  • Можно ли оформить капитал москве эсли праписка дуругом месте
  • Прохождение мода закон дегтярева
  • Правомерно ли лишать премии беременную
  • Преступление и наказание значение имен и фамилий
  • Мошенничество в страховании статья